Лишение рабов семьи

замена пшеницы менее ценными зерновыми

При уменьшении урожайности пшеницы в I в. н. э. замена пшеницы менее ценными зерновыми и более широкое потребление заменителей из бобовых в питании сельских рабов, видимо, было общим явлением. Переход на менее ценные продукты до известной степени сокращал издержки на питание непосредственных производителей. Однако ничто не мешало рабовладельцу иногда и выходить за пределы физических возможностей. Типичный образ раба в комедиях Плавта, — раб-обжора, раб, мечтающий о сытой жизни, — является не более как литературным отражением сравнительно незавидного положения рабов.

Другим проявлением экономии на необходимых потребностях раба как человеческой личности было лишение рабов семьи и перевод их на казарменное содержание, как более дешевое и удобное. Бессемейная казарменная жизнь рабов делала невозможным внутренний источник воспроизводства рабской силы или, во всяком случае, сводила его к минимуму, заставляла рабовладельца обращаться к внешним источникам получения рабов. Е. М. Штаерман обратила внимание на то, что рыночная стоимость раба в 500 денариев (в среднем) довольно значительна, и сделала вывод, что воспитание раба в денежном выражении не отличалось особенно сильно от покупки раба на рынке, но воспитанный в хозяйстве раб как работник был более послушен и предан своему господину. В связи с этим она обращает значительно большее внимание на внутренний источник воспроизводства рабской рабочей силы внутри имения, чем это делалось почти во всех работах советских историков по эпохе рабства. В распоряжении современного исследователя имеются данные, которые позволяют произвести приблизительный подсчет стоимости содержания раба до его совершеннолетия (до 16 лет). Согласно Катону, не занятый физической работой раб получал 3 модия пшеницы в месяц или 36 модиев в год или 576 модиев за 16 лет. Если считать, что потребление ребенка составляет Головину этого пайка, то на его содержание пойдет 286 модиев пшеницы, которая будет стоить (по 4 — 5 сестерций за мо — дий), 1 144 — 1430 сестерциев или 286 — 357,5 денариев. Взрослый раб выпивает в год 7 квадранталов вина, за 16 лет он выпьет 56 квадранталов, общей стоимостью (по 15 сестерций за 1 амфору) в 1680 сестерций, т. е. 420 денариев, следовательно, на долю верна придется 210 денариев. Это вместе с хлебным довольствием составит 496 — 567,5 денариев. Рабу было положено в месяц по 1 секстарию оливкового масла (в год 12 секстариев, за 16 лет — 192 секстария) общей стоимостью, видимо, такой же, как и вино, или немного больше. Если подсчитать стоимость других продуктов (маслин, фруктов, полбы, бобовых, молочных продуктов, одежды и обуви), то общая сумма окажется значительно больше 500 денариев — средней стоимости раба, покупаемого на рынке. Кроме содержания детей необходимо было кормить жену раба, которая некоторое время вынуждена была не работать. К тому же семейная жизнь раба делала невозможным столь продолжительный рабочий день. Иначе говоря необходимые издержки по воспитанию раба на вилле были довольно велики и для рабовладельца было значительно выгоднее закупить раба на рынке и перевести его на казарменное положение.

Иметь семью для раба было важнейшей привилегией, распространяемой в порядке особой милости лишь на поместную администрацию и пастухов. Эта милость вряд ли касалась основной массы непосредственных производителей.

Вопрос о наличие семейной жизни у рабов, вернее у основной массы рабов, можно решить, проанализировав жилищные условия членов сельской фамилии. Несколько выше были приведены некоторые расчеты и соображения о выгодности казарменного содержания рабов. Слово «казарменный» на первый взгляд предполагает, что вся рабская фамилия жила в некоей обширной казарме-бараке, специально приспособленной для этих целей. Исследователи, которые находят в источниках указания на каморки для рабов, в связи с таким узким пониманием термина «казарменное содержание» начинают ставить под сомнение сущность самого определения «казарменный» и склонны предполагать бытовые условия рабов несколько другими, такими, при которых раб живет в маленькой каморке со своей сожительницей и получает возможность иметь и воспитывать собственных детей. В связи с этим возникает необходимость более внимательного исследования жилищнобытовых условий сельских рабов.

Катон рекомендовал устраивать для рабов специальные каморки. Для 13 или 16 рабов виноградника или оливкового сада строилась не одна общая казарма-комната, а несколько комнатушек. Сколько же устраивалось таких каморок? При перечислении инвентаря указанных имений Катон перечисляет личные вещи рабов, работающих в маслиннике: матрасов 8, чехлов на них 8, подушек 16, одеял 10, полотен — цев 3, лоскутных одеял 6, кроватей с ременной сеткой 4, топчанов 3, вилику и вилике предназначалась особая кровать, т. е. всего было 8 кроватей. Весь рабский персонал виллы можно разбить на 4—5 категорий:

Распределение постельных принадлежностей, видимо, происходило следующим образом: вилик и вилика получали особую кровать — lectum in cubicolo; кровать с ременной сеткой получали пахари, каждый по одной, т. е. в маслиннике, где было три пахаря, использовались три кровати с ременной сеткой, а 1 такая кровать оставалась в запасе, для чернорабочих и прочих работников выделялось три топчана, на которых они располагались все. На каждую кровать было положено по 1 тюфяку, 1 чехлу и 2 подушки. Каждому рабу выдавалось по 1 одеялу, а несколько одеял хранились в запасе. Исходя из этих расчетов, можно прийти к заключению, что для размещения 13—16 рабов на усадьбе нужно было иметь 4 — 5 каморок: каморку для вилика и его семьи, 1 —для пахарей, 1—2 для чернорабочих, 1—для овчаров, свинопасов и т. д. и специальную комнату для колодников (закованных рабов).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *