Усиление степени эксплуатации рабов

в общей форме считается бесспорным

Вопрос о повышении производительности рабского труда слабо разработан в нашей литературе по античности. В общей форме считается бесспорным, что в условиях рабского способа производства производительность рабского труда была очень низкой, гораздо ниже, чем свободного или полусвободного работника, и почти совсем не росла. Обычно вопрос о производительности рабского труда и неразрывно связанной с ним эксплуатации рабского труда решался более или менее одинаково для всех периодов рабовладельческого способа производства. На протяжении различных по своему хозяйственному уровню периодов античной истории рабский труд считался в одинаковой степени непроизводительным, а раб — столь же одинаково незаинтересованным в результатах своего труда. Однако такая постановка вопроса сильно упрощает, а для некоторых периодов просто искажает действительную картину историко-экономического развития рабовладельческой формации. Метафизическая, теоретически неверная, она не соответствует и историческим фактам, она отрицает идею развития, разрывает единство действия экономического закона роста производительности труда, искажает истинное положение рабов, преуменьшает их действительную эксплуатацию, поскольку возрастание производительности рабского труда является одним из рычагов увеличения прибавочного продукта, усиления эксплуатации.

Хочется обратить внимание на некоторые обстоятельства, которые приводили к усилению степени эксплуатации рабов, занятых в доминирующей отрасли рабовладельческого производства, сельском хозяйстве, в частности в сельском хозяйстве Италии во II в. до н. э. — I в. н. э.

Раб как работник имеет целый ряд специфических особенностей, которые отличают его от всех других категорий работников: абсолютная незаинтересованность в результатах своего труда, полная аппроприация лр/чности раба господином и низведение его до уровня говорящего орудия, применение внеэкономического принуждения к труду, отсутствие каких-либо сдерживающих сил, экономических, законодательных, моральных и религиозных, ограничивающих рабовладельца в чрезмерной эксплуатации рабов, возможность применения в процессе труда больших количеств рабов. В связи с этим открывалась возможность самой неограниченной, самой зверской, самой всеобъемлющей эксплуатации труда, какой не было и не может быть как системы в другом обществе. Однако все эти особенности созрели и проявились не сразу, действовали не во все периоды рабовладельческой формации с одинаковой интенсивностью, вследствие чего нормы и степень эксплуатации рабского труда не стояли на одном уровне, а непрерывно менялись.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *